Нахимов Павел Степанович
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Наваринское сражение
Синопское сражение
Оборона Севастополя
 Крымская война
 Начало обороны
 Главнокомандующие
 Ход обороны
Окончание обороны
Гибель Нахимова
Е.В. Тарле
Ордена и медаль Нахимова
Галерея
Ссылки
 
Героическая оборона Севастополя (1854—1855)

Окончание обороны

Около 12 часов французы начали штурм Малахова кургана. Несмотря на значительное количественное превосходство противника, русские матросы и солдаты с величайшим упорством защищали Малахов курган. На помощь защитникам начали прибывать резервы. Их вел генерал Хрулев. Французы встретили колонны убийственным сосредоточенным огнем. Раненый Хрулев был отнесен в тыл. Командование принял генерал Лысенко. Он снова повел матросов и солдат в атаку, но подавляющий численный перевес французов остановил атакующих. Лысенко был убит. Командование перешло к генералу Юфереву. Он собрал остатки всех полков и повел их в третий раз в атаку.

Закипел жестокий рукопашный бой, Юферев с группой солдат был окружен. Русские отчаянно отбивались от наседавших французов.

Севастопольцы, уже несколько раз ходившие в атаку, все еще не покидали кургана. Они отошли на заднюю покатость кургана и здесь, отделенные от противника шириной траверса, в течение часа отстреливались, не позволяя французам выйти из-за траверса.

Предпринять новую крупную контратаку было невозможно. Большое число офицеров выбыло из строя; все командиры полков и батальонов были убиты или ранены. Малахов курган остался в руках французов, но дальше они продвинуться не смогли.

3-й бастион штурмовали англичане. Две предпринятые ими атаки были отбиты.

Две крупные атаки на 5-й бастион также были отбиты. 4-й бастион не был атакован. Враг не без основания считал его наиболее сильным укреплением оборонительной линии русских.

В 15 часов, учитывая неудачный исход атак и большие потери, генерал Пелисье приказал штурм прекратить и ограничиться обстрелом русских укреплений.

Итак, все атаки противника, неоднократно повторявшиеся, были по всей оборонительной линии отбиты с большими для него потерями. Только на Малаховом кургане французам удалось закрепиться.

Конечно, союзники не смели и думать, что занятие ими Малахова кургана может повлечь за собой общий отход русских. Однако главнокомандующий Горчаков, ознакомившись на месте с положением дел, приказал контратаки на Малахов курган прекратить. Он решил оставить Южную сторону Севастополя.

Исключительно неблагоприятная для русских войск обстановка вынудила командование отвести войска на Северную сторону Севастополя, несмотря на их решимость отстаивать родной город.

Перевод войск на Северную сторону Большой бухты создавал между русскими и противником водную преграду до 900 метров шириной и лишал неприятеля возможности наносить русским ежедневно большие потери. Южная сторона, отдаваемая противнику, вся была в зоне огня артиллерии с Северной стороны. В сумерки 27 августа 1855 г. взвилась ракета - сигнал к отходу.

Первыми отходили войска, расположенные в районе моста, за ними - те, которые стояли ближе к укреплениям и, наконец, гарнизоны бастионов с ближайшими их резервами. На бастионах было оставлено по 100 человек для ведения ружейного огня и артиллеристы из расчета, чтобы четвертая часть орудий продолжала вести огонь (для маскировки отхода войск). Специальные команды матросов и саперов готовились взорвать орудия и пороховые погреба. На эти же команды была возложена задача сжечь в городе все те постройки, которые могли представлять для противника какую-нибудь ценность.

Тяжелую морскую артиллерию, которую нельзя было вывезти, защитники привели в негодность. Легкие орудия артиллеристы на себе (лошадей не было) стащили с бастионов и довезли до бухты, но здесь пришлось их бросить в воду, так как перетащить их через мост было невозможно.

Приказ об отходе на Северную сторону защитники Севастополя встретили недоверчиво и даже враждебно. Возникли разговоры об измене. Да и как было не возмущаться таким решением: противник был отбит, настроение у всех бодрое, стойкость в борьбе нисколько не ослабела, а тут нужно было оставлять свои позиции.

Матросов и солдат чуть ли не силой приходилось направлять на мост. Они все еще ждали отмены приказа об оставлении города.

Противник заметил, что в городе происходит большое движение, и решил, что это смена войск. Он догадался об отходе русских только тогда, когда начались взрывы укреплений.

сю ночь продолжалась переправа. Дул сильный северо-восточный ветер, поднявший в бухте большое волнение. Плавучий мост под тяжестью людей, полевых орудий, повозок сильно сотрясался; временами то здесь, то там его заливало водой. Благодаря упорной, самоотверженной работе моряков и саперов, быстро подводивших под мост осмоленные бочки везде, где встречалась надобность.

Одновременно с переправой войск были затоплены в бухте остатки Черноморского флота.

Около полуночи взвилось несколько ракет. По этому сигналу команды, оставленные на бастионах и батареях оборонительной линии, стали отходить к мосту. Покидая укрепления, команды оставляли на каждом пороховом погребе зажженные фитили различной длины, чтобы взрывы следовали друг за другом с длительными промежутками.

Один за другим взлетели на воздух бастионы и батареи с оставшимися запасами пороха и снарядов. Вся Южная сторона представляла собой сплошную массу пламени и дыма, внутри которой временами слышался грохот взрывов. Врагу досталась только груда камней и пепла.

Оставление Южной стороны Севастополя ни в какой мере не поколебало решимости защитников Севастополя продолжать борьбу с врагом и изгнать его из пределов родины.

Надежды врага на то, что с уходом русских войск он получит крупный портовый город в качестве базы для дальнейших действий, не оправдались. Даже в смысле расквартирования войск на предстоящую зиму город не давал сколько-нибудь сносных возможностей.

В результате отхода на Северную сторону оперативная обстановка в Крыму для русских армий не ухудшилась. От ежедневных же значительных потерь русские избавились.

Несмотря на овладение Южной стороной Севастополя, англичане и французы не решились предпринять активные действия. Война в Крыму вступила в фазу затишья.

В начале 1856 г. начались мирные переговоры, и 30 марта в Париже были подписаны мирные условия.

Гарнизон Севастополя, руководимый такими выдающимися военными деятелями, как Корнилов и Нахимов, внес много нового в тактические формы ведения войны.

Под Севастополем было организовано тесное взаимодействие флота с армией. В систему огня обороны включался и огонь кораблей. Боевые корабли Черноморского флота, маневрируя в бухте, вели меткий огонь по противнику и наносили ему серьезные потери.

Успеху активной обороны русских солдат и матросов способствовало и высокое по сравнению со странами Западной Европы состояние военно-инженерного дела в русской армии.

При обороне Севастополя, умело сочетая условия местности и инженерные сооружения, русские построили такую систему огня, которая позволила (при значительном превосходстве противника в артиллерии и боеприпасах) наносить ему большие потери и сильно препятствовала его стремлениям приблизиться к оборонительной линии.

В создании системы полевых укреплений, в организации системы огня, в тактическом использовании войск при обороне (вылазки, выдвижение вперед линии укреплений и многое другое) состояло то новое, что внесли в русское военное искусство храбрые офицеры, солдаты и матросы в период героической обороны Севастополя. Царское правительство потерпело поражение.

В ту эпоху русские матросы и солдаты не были в состоянии осознать сущность этой войны, в чьих интересах она велась и какова была ее политическая цель. Но они видели, что враги вторглись в Россию, и чувствовали самую настоятельную потребность выгнать захватчиков из пределов своей страны. В обороне Севастополя русский народ еще раз показал всему миру свои высокие боевые качества.

Традиции защитников Севастополя 1854-1855 гг. в течение многих десятилетий вдохновляли русских людей на борьбу против иноземных завоевателей, посягавших на национальную независимость нашей Родины.

 
 
      Copyright © 2017  Великие Люди  -  Нахимов Павел Степанович